Статьи

______________________________________________________________________________________________________________________

 

*******************************************************************************************************************************************************************

Хрупкость Бытия

 

 

Хрупкость бытия

Статья из журнала "Фотодело".  

20.01.2008

 

Фотожизнь / Мастер

№01-02—2008 (Январь-Февраль)

 

 

Текст: Анна Пашковская
Фото: Павел Киселев

Павел Киселев —  художник, фотограф, преподаватель Творческой школы при Международной Академии фотоискусства. Человек, которому, кажется, удалось раскрыть формулу творчества.

  - Павел, получается, научить делать творческую фотографию можно любого?

-  До сих пор многие считают, что фотография – это реальность. Может быть потому, что изобрели ее технари. У большинства фотографов мышление  рациональное, вербальное, левополушарное. То есть, то что видят, они обязательно должны однозначно понять и объяснить для себя. А у художников и людей творческих мышление образное, ассоциативное, эмоциональное, чувственное. Правополушарное. И здесь не требуется расшифровывать изображение, например, с помощью «костылей слов», как сказал Вилли Ронис. Почти пять лет занятий Творческой фотошколы, которую я веду, показали, что поменять типы мышления очень сложно. Наверное, для этого человек должен оказаться на грани жизни и смерти и начать новую жизнь…

Но есть люди, у которых творческое начало как бы дремлет, и его надо лишь разбудить, и тогда можно получить потрясающие результаты.  

- А что это за люди, какие у них, в основном, профессии?

- Это люди, которые в силу разных жизненных обстоятельств, имея творческое мышление, занялись чем-то не свойственным им по природе. Хотя творческих личностей хватает в любых специальностях. И таких много во всех областях, от учащихся и студентов до бизнесменов и предпринимателей.

Я творчеством занимаюсь давно, и пришел к тому, что из всех природных человеческих функций, творчество самая важная. Поскольку это способ гармонизации окружающего мира. Вторая активная функция, но она присуща не только людям – потребность и способность размножаться, чтобы цивилизация не вымерла. Все остальное – это в разной степени обслуживание или себя или кого-то в рамках цивилизации. Мир начинает разрушаться без творческой составляющей.

- Ну, это аллегория?

- Это вселенский закон. Закон энтропии, например. Смутно, из термодинамики помню. (По первому образованию я инженер электронной техники).  Закон этот гласит: энтропия замкнутой системы всегда убывающая.  То есть любая замкнутая система, если ее дополнительно не подкачивать энергией, разрушается. Этот закон действует во всем – даже в любви, в супружеских отношениях. Казалось бы, идеальная сложилась пара, но если ничего не предпринимать для того, чтобы отношения менялись, развивались,  они начинают разрушаться. Кстати, у Ошо прочел: слова «творчество», «любовь», «жизнь» надо воспринимать как глаголы, а не как существительные. Это, в первую очередь, движение, действие, процесс. Как только начинаешь воспринимать их как существительные, все останавливается. 

- В Творческой фотошколе, где вы преподаете, есть любопытный курс – «Неправильная фотография». Цитирую: «для тех для тех, кто способен к фотоавантюрам и провокациям».

- Да, это весьма популярный курс. Дело в том, что если снимать по классическим канонам, соблюдая описанные в учебниках «законы» композиции,  цвета и тона, получается как бы дистиллированная вода – пресная прозрачная открытка. Или спокойная скучная картинка.

Здесь тоже конфликт между теми, кто хорошо говорит , систематизирует, описывает, упрощает и канонизирует, и теми, для кого изображение – это сложный, эмоциональный, энергетический образ. Причем часто первые и вторые просто не понимают друг друга. Как инопланетяне. У первых – последовательное мышление, у вторых – параллельное.

 Любое искусство – это нарушение законов. И их не надо знать, их надо чувствовать. Двигатель в творчестве – чувство Гармонии, а не знание законов композиции, тона, цвета. Например, не так давно (лет 20 назад) программисты проанализировали музыкальные шедевры известных композиторов и обнаружили, что они чётко соответствуют математическим законам. Вы можете представить, например, что Бах, Бетховен, Моцарт писали музыку, изучив математические законы композиции? Знание и следование канонам замедляет или останавливает творчество. Поэтому люди творческие – это всегда революционеры.

     Так сложилось, что первый раз я читал курс лекций для руководителей фотоколлективов, будучи еще фотолюбителем, в 1985 году. К тому моменту  я уже лет 20 как рисовал. «Ну, - думаю, – надо хоть посмотреть по учебникам про композицию, что говорить-то». Прочитал в очередной раз про «золотое сечение»  – и сразу забыл, потому что это бессмысленно. Все измышления о том, какой должна быть композиция, какие форматы,  - вымученные.  Просто каким-то мэтрам было так удобно. В творчестве законов не существует. Кроме одних, но главных – законов ЭТИКИ. Это тоже из основных вселенских законов. О добре и зле, о созидательном и разрушительном, о любви и ненависти, положительном и отрицательном.

Так вот этот курс о том, как нарушая традиции и каноны, получать живую, эмоциональную, художественную фотографию.

- А в вашем творчестве что революционного?

- Мне в творчестве сейчас интересно изучение природы человека. Как космической сущности, а не субъекта современной технотронной цивилизации. Ну, или результаты конфликта между биочеловеком и техночеловеком. Между первым и вторым сильнейший конфликт, это, по-моему можно и не объяснять.  

- Кстати, про вас, Павел,  газета «Культура» пишет буквально следующее (цитирую): «Павел Киселев, если бы не был фотографом, который, как художник, живет, выставками, был бы признан очень талантливым документалистом и лириком… А сейчас он фотограф рекламы, заказного портрета». Так кто вы на самом деле?

Во-первых, я никогда не был и не хотел быть документалистом. Я считаю, что фотография – это всегда манипулирование реальностью, начиная уже с момента, когда мы ещё и камеру не поднесли к глазам, и дальше на каждом шагу, вплоть до печати и названия.  И мы воспринимаем окружающий мир как своего рода виртуальность, поскольку он пропущен через сложный фильтр нашего внутреннего мира, сознания. И каждый, в силу своих представлений о красоте, гармонии, внутренней этики, способностей и возможностей, или строит доступными ему способами окружающий мир, или его разрушает.

Второе. Профессиональная деятельность – это всегда серьёзное испытание для творческой личности. И у меня были периоды, когда творчеством занимался мало. В нашей рекламной фотографии, видимо в силу её короткой истории, творчество часто не нужно. И многие фотохудожники, к сожалению, начав зарабатывать ремеслом деньги, творчество за ненадобностью забросили. Это, кстати, тоже конфликт между природой и цивилизацией.

Художник не обязательно должен жить выставками. Творческий процесс самодостаточен уже сам по себе, как образ жизни, а не способ умножения количества выставок. Я участвовал в десятках выставок, и понял, что это не всегда самый удобный способ показать результаты своего творчества. За последние несколько лет всего на 2-х фотосайтах, российском и западном,  мои работы посмотрело больше 6 миллионов человек, оставив десятки тысяч отзывов. Понятно, что живое выставочное качество фотографии иное, чем экранное, но экспозиционные возможности интернета сейчас несоизмеримо выше. И это невероятно подробный срез взглядов, вкусов и мнений и своеобразный удобный полигон для проверки своих умозаключений.

 - Судя по вашим работам, вам интереснее снимать в живых интерьерах, чем в студии.

- В этом плане я  согласен с известным фотографом Ньютоном, который сказал, что студия – это смерть для фотографа.  Очень быстро при интенсивной студийной работе начинаешь понимать, что фотографиям не хватает воздуха и жизни.

Поскольку в фотографии мне интересны метафизические и эмоционально – чувственные составляющие, часто снимаю в нестандартных «студиях». Очень интересное пространство – мастерская соседа, напоминающая мастерскую алхимика, с невероятным количеством очень «живых» вещей, где сделал серию «коммуналка» и ряд отдельных фотографий. Есть серия, «Попутчица», снятая за несколько поездок в купе поезда. Прекрасный и дневной свет, и ночной, одного ночника.  Жаль – его маловато. И проблема – тесновато и  уж очень трясёт.

Даже пространство маленькой ванной у меня в студии превратилось в таинственное сложное пространство с зеркальным  тоннелем, особенно когда понял, что самый красивый свет там получается при использовании свечей. Так и снимаю при свете 1-2-3 свечей. Красиво и очень бюджетно. А огни свечей, многократно переотраженных,  напоминают взлётную полосу в параллельные миры. Очень интересный полигон для фотометафизических исследований. Некоторые модели так и не вернулись..

Да и сама студия как творческая мастерская обычно рано или поздно превращается в некую метафизическую субстанцию, с присущими ей домовыми, добрыми и злыми феями, чёрными и белыми котами, стихийными полтергейстами, как бы начиная жить своей, иногда  обособленной от тебя жизнью.

С год назад фотографировал в студии потомственную шаманку из Хакассии. Всё по полной программе: портреты, портфолио, съёмка ритуала… ну и в довершении, вторя менеджеру Юле, которая привела её ко мне, подтвердила, что здесь (в студии) не без чертовщинки,  явно. Что быстренько и подчистила, проведя очищающий ритуал и оставив мне для периодических профилактик можжевеловых веточек.

А в целом в студии очень позитивная энергетика. Некоторые зашедшие зависают здесь на дни, месяцы, годы… Заказчики ищут повод лишний раз появиться и просто расслабиться. Как-то после съёмки, до утра, на кухне просидели человек десять разного уровня директоров и начальников отеля и казино «Метрополь».

Действительно, здесь какая-то эйфория, и  многие забывают о времени.  Но поскольку большой поток людей - у меня до пяти курсов школы здесь бывает, - они всегда приносят какую-то новую энергетику. Ну и уносят конечно. Мне многие говорят, что ходят сюда не столько учиться – заряжаться.

- Павел, вы снимаете не только портреты, но и натюрморты. К примеру,  в инете сейчас размещен любопытный натюрморт с зелеными бутылками.

- Он получился спонтанно, прямо на учебном занятии. Хотя обычно такие вещи медитативные, требуют спокойствия и уединения. Для меня натюрморты – это совсем не мёртвая природа, а скорее картины-настроения. Символично, что один такой эксперимент в самом начале моей фотографической деятельности, со съёмкой очень прозаических и лаконичных натюрмортов из скорлупы, яиц, кальки, марли и фольги, снятых при свете из окна, закончился наградой на международном биенале в Латвии.

И, кстати, что тоже практически невероятно, два  первые кадра, снятые в метро фотомыльницей Ломо-компакт (решил по дороге из магазина «Юпитер» испытать камеру ) были раз пять напечатаны в разных альбомах и каталогах, а спустя десять лет после съёмки, на репортерском(!) биенале в Швейцарии заняли второе место.  

 

- Исследователь фотографии Ролан Барт считал, что притягательной фотографию делают 2 компонента. Первый – «студиум», фактически это жизненный опыт, которым мы обладаем, а второй – «пунктум», укол, порез, который вступает в противоречие с жизненным опытом. Благодаря чему возникает внутренний конфликт. Большинство ваших фотографий построено именно на этом. 

- Дело вот в чем. Попытки напрямую говорить (фотографией) о том, что и как хорошо, психологически не всегда оправдано и результативно, и многим набило оскомину. Поэтому часто иду от противного, делаю фотографии – провокации. При виде которых становится понятным и очевидным, что движемся мы порой куда-то не туда, и что-то очень важное теряем и разрушаем. Главное, что в этом обязательно должно присутствовать – это твоё личное отношение к происходящему. Чтобы фотография не превратилась в гимн разрушению, не стала мощным диструктивом. Ведь и творчество может быть бессмысленным, разрушительным, опустошающим, негативным. Видимо поэтому довольно частый мотив моих работ – торжество природы и жизни над сиюминутными декорациями объектов техноцивилизации, превращающимися в обломки.

Об истинных и мнимых ценностях. О Вечном и бренном.

О хрупкости бытия


 

_____________________________________________________________________________________________________________________***********

*********************************************************************************************************************************************************************

ФОТОГРАФИЯ КАК ОБРАЗ ЖИЗНИ

 

Эта статья – размышления о способах восприятия фотографии, о творчестве и людях творческих и попытка изменить сложившиеся стереотипы в создании и восприятии художественной фотографии.

С момента возникновения и до сегодняшних дней у фотографии нелёгкая судьба: долгое время она не воспринималась как вид искусства. Отчасти в этом виновата сама природа фотографии и способ получения изображений. Изначально и по сути своей - это инструмент для точного фиксирования сиюминутной (сиюсекундной) реальности, т.е. документирования. Поэтому, как ни в одном другом виде искусства, фотографии много людей с техническим складом ума, или, что в нашем случае особенно важно – рациональным восприятием окружающего мира и происходящего в нём. Это тот вид восприятия, когда анализ увиденного прежде всего начинается с вопросов себе: что это? Зачем? Почему? На что похоже? и т.д. И когда простых ответов не находится, увиденное отвергается, и часто с негативной реакцией, как не имеющее право быть. И основными критериями художественности фотографии при таком восприятии становится достоверность и качество воспроизведения увиденного. И настоящая фотография, далеко не всегда соответствующая этим критериям, тонет в потоке скучных, безэмоциональных, статичных (по сути получения) картинок. Слишком уж просто их получать.

Другой способ восприятия окружающего мира, свойственный людям творческим – ассоциативный, или эмоциональный, и в этом случае мыслительный процесс, анализ увиденного, имеют второстепенное значение, мало того, как правило, в этом случае разум мешает правильному восприятию. Увиденное на подсознательном уровне рождает цепочку ярких и сильных эмоциональных образов (если предмет созерцания стоит того). Это чувство сродни тому, что испытывает художник, занимающийся творчеством, и по силе порой конкурирует с оргазмом, отличаясь только окраской.

Обуреваемый такими серьёзными размышлениями, года полтора назад я оказался на довольно массовом фотосайте. Притом, что на нём (как и на других аналогичных), оказалось огромное количество банальнейших и скучнейших картинок, которые язык не поворачивается назвать фотографиями, при углублённом изучении удалось (посчастливилось) найти и много интересных работ, и познакомится с интересными художниками и единомышленниками и существенно расширить круг общения. Фотосайт оказался и довольно эффективной, раскрученной и массовой галереей (до сотен и тысяч просмотров работ за короткое время), и своеобразным полигоном и лабораторией для проверки своих умозаключений. Как, впрочем, и для большого числа фотолюбителей, фотографов, искусствоведов. Это своеобразная вселенная со своими звёздами, планетами, чёрными дырами, порой с полярными взглядами на фотографию и фотоискусство, вкусами, интересами, амбициями, уровнями съёмки и т.п.

Всегда знал, что люди творческие – творческие во всём. У них детский период восторженного восприятия мира и активного реагирования на все его проявления растягивается на всю жизнь. Кроме того, настоящие художники редко ограничиваются пассивным созерцанием окружающего, они созидательно вторгаются в этот процесс, создавая новую реальность, втягивая в неё окружающих, генерируя огромную творческую энергию и заряжая ею окружающих.


Первыми людьми, зашедшими ко мне в студию с фотосайта, были классные фотографы, художники и просто красавицы Лена Савина и Ека Фрамполь. Пришли после выставки Лебединского, с горящими глазами, начав очное знакомство почему-то с фразы: «Мы не лисбиянки!». С большим интересом пообщались друг с другом, и первая же встреча вылилась в красивую съёмку, где девушки лишний раз доказали, что люди гениальные – гениальны во всем. В этот раз они были моделями. Работая рекламным фотографом, я прекрасно знаю, какая редкость и поэтому ценность, модели - творческие личности, лишённые избитых штампов в работе, с актёрскими способностями, умеющие импровизировать, умеющие позировать, как жить. Тут всё положительное было налицо (на фигуру конечно тоже). Поэтому, когда вскоре предложили съёмку для «Кофемании», вопрос с участниками сразу решился в пользу Лены и Еки. Нужно было в интерьерах кафе снять такие и так сюжеты для оформления интерьера, чтобы у посетителей создавалось впечатление, что кафе существовало всегда, ну или, по крайней мере, последнии лет 100. То есть делалась стилизация при съёмке по времени с начала прошлого века, и обработка перед печатью под старую фотографию. Цели ввести в заблуждение посетителей не было. Это просто был своеобразный театр. Поэтому когда спустя полгода после окончания работы я вдруг увидел на фотографии , что у Савиной в роли нэпманки на ноге просматривается кроссовка, решил, что может это и к месту…



Из этой съёмки появилась первая работа серии « Немое кино», которая позже вылилась в выставку «Немое кино», показанную в рамках фотофестиваля «Мода и стиль» в галереи «Сэм Брук». Об этом чуть позже.

Незабываемо ярко прошло Рождество. Была осуществлена попытка реализовать модель современного мироустройства в рамках моей студии силами участников. Вот короткий репортаж с этого действа по материалам российской и зарубежной прессы.

« Надо сказать, что первая попытка создать современную модель Мироустройства в отдельно взятой студии не заладилась. Как - то всё началось тухленько и вяло, серенько и пресно. Маша Перская то и дело роняла Солнце и никак не могла согреться. Света Лукина вместо божественного полёта то и дело соскальзывала с тумбы и ударялась по очереди то затылком то носом. Вика Пелевина, засыпая, роняла попеременно очки и книжку. Самарских Гостей заклинило в банке с огурцами, куда они засунули одновременно все руки, и Лискин уже начинала воспламеняться. А Влюблённые готовы были разбежаться, ругались, кусались и царапались....

...Но тут появился Шаман, и даже не поинтересовавшись, что тут происходит, сразу оценил ситуацию, всё понял и принял единственно правильное решение. Приняв специальную шаманскую позу, он пробормотал что-то, что для непосвящённых как мат....И ВСЁ РЕЗКО ИЗМЕНИЛОСЬ!!!!! ...Небо стало синим и безоблачным, трава - ярче канады-грин, солнце у Маши зажглось без спичек, мало того: пошло протуберанцами!!! У Светы поголубели и засветились глаза, как если затылка нет, и через глаза видно Небо.. ,.и она взлетела в божественном па. Вика изумлённо подняла от книжки глаза и устремила влюблённый взгляд в сторону Еки Фрамполь... Самарские друзья с изумлением наблюдали, как зелёные огурцы превращаются в красные помидоры, а подкрашенная чаем вода в бутылке - в коньяк, (отчего Алиса чуть не откусила помидор вместе с куском топора). И у Влюблённых ВСЁ ПА-ЛУ-ЧИ-ЛОСЬ!!!!! (непадецки), и даже особенно сложный французский пацелуй!!!, отчего у Лены Савиной покраснели волосы, а Фрамполь ярко зарделась ....платьем! Но самое удивительное, что ни у кого утром не болела голова!!!!».




Как - то зашёл в студию Лёша Лебединский. Мы, зная что он фотофанат, решили организовать ему небольшую съёмку. Причём не просто съёмку, а съёмку НЮ!!!! Поскольку до этого таких безобразий он не снимал. Ему немного нездоровилось, приехал из больницы напичканный успокоительными. Наверно это нас спасло. Даже у успокоенного, у него невероятная творческая энергия, просто бьющая через край. После опубликования на сайте фотограграфии снимающего Лебединского многие комментаторы перешли на стихи, видимо зарядились от Алексея творческой энергией. Причем самое оригинальное и лаконичное стихотворение написал сам Лебединский. Его, правда, воспроизводить не совсем прилично. И из дома его не выгнали. В общем, всё закончилось хорошо.

Особое явление на сайте и периодически у меня в студии – Ираклий Шанидзе. Когда он приезжает в Москву из Дейтройта, температура фотографической жизни в студии, да пожалуй, и в Москве, явно повышается. Зачастую это выглядит как крупномасштабный многоплановый перформанс, с большим количеством задействованных фотографов и моделей, которые при этом постоянно меняются местами. Не хватает только времени на сон. Ираклий - человек разносторонне одарённый, в частности пишущий стихи и прозу, поэтому он пожалуй лучше опишет происходящее в студии. Типа взгляд со стороны. Каждый раз возвращаясь в Дейтройт он болеет. Говорит: ломка по Москве. Но бывает он здесь всё чаще и чаще, может, скоро в Дейтройте будет бывать наездами.



Есть ещё одно необычное, но невероятно творческое создание в студии – Нася Демич. С ней всё довольно загадочно. Она или инопланетянка, или мутантка, или человек из будущего. Совсем недавно появившись в студии, перепахала здесь всё. Учась в техническом Вузе, между делом сделала коллекцию костюмов, снялась в них в качестве модели для портфолио, поступила с этим в Central Saint Martins College of Art, снялась на MTV в “ Handmade” , оформила несколько клубных шоу. Профессионально танцует, рисует, фотографирует, фотографируется. Знакомые, просмотрев портфолио с костюмами, дойдя до последней фотографии, где Нася сфотографирована в процессе изготовления костюма, воскликнули: «Насть, и тебя сняли!». На остальных двух десятках не узнали. Вот она, волшебная сила перевоплощения. Она же организовала своеобразные шоу на открытие и закрытие выставки «Немое кино». Поняв, видимо, термин «открытие» буквально, она сделала так, что примерно около часа рты у пришедших на выставку не закрывались. Этим воспользовался куратор выставки Сергей Попов, и мне на ухо сказал, что открытие состоялось. Я с ним согласился. Фотографии сказали всё за себя, а остальное было в пресс-релизе.

Немного подробнее об этом шоу. В нём участвовали две Насти, Демич и её подруга. Одна была покрашена с ног до головы золотым гримом и олицетворяла ангела, другая, красная, демона. Около часа продолжался феерический импровизированный танец под прекрасную живую музыку группы музыкантов, как бы иллюстрируя сложные, но красивые процессы , происходящие в студии в частности, и в мире в целом. Если банально и коротко – борьба добра и зла. На закрытие силами тех же участников было исполнено ещё два танца, другие по форме (напоминающие короткие киносюжеты времён немого кино), но прежние по идее. Это ведь основной сюжет и в искусстве, и в жизни. Само действие очень напоминало происходящее в студии. Как импровизированная экспрессивная съёмка, когда теряешь грань , где жизнь, где игра.

Хочу заметить, что ангелы, демоны, домовые, приведения и т.п. – существа, обычные в любой творческой мастерской, любой художник это подтвердит. Одни учат тебя летать, другие мешают работать, третьи оберегают от нечисти…короче и в этом показанное шоу ничем не отличалось от жизни.

Когда творчество – это образ жизни, сам этот процесс уже самодостаточен и созидателен. Когда же в результате ещё и хорошие работы получаются - вдвойне приятно. Если бы ещё и не работать при этом… (Размечтался)

Вся эта творческая атмосфера и в студии, и в окружении друзей и единомышленников, подтолкнули к мысли организовать семинары по развитию творческого мышления, раскрытию внутренних возможностей для самосовершенствования. Это скорее всего будет что-то вроде своеобразных фотосъёмочных перформансов, творческих шоу, мини спектаклей, одинаково воздействующих на участников по обе стороны камеры, на фотографов и моделей, с возможностью меняться ролями. Ведь в идеале и те и другие – творцы, художники.

Пожалуй , почти идеальной моделью такого семинара стала красивая арт акция, проведённая недавно у себя в мастерской известным московским художником Олегом Куликом. В небольшом пространстве мастерской развернулось феерическое действо, когда одновременно реализовывались сразу несколько арт проектов, пересекаясь, дополняя один другой, стирая границы между реальностью и фантасмагорией. Всё это одновременно снималась с самых разных точек на фото и видео, и сами эти съёмки органично вплетались в ткань общей тусовки. Всё это вместе было, с одной стороны, отражением обыденного дня художника, с другой стороны - как бы овеществлённой сутью самого процесса творчества, своего рода визуализацией иррационального.


Я не скажу, что часто встречаю людей, поменявших способ восприятия окружающего мира. Тем не менее, хотелось бы, чтобы каждый, окунувшийся с головой в атмосферу творчества, по-другому взглянул на обыденное, стал светлее и гармоничней.


Павел Киселев
журнал ПроФото

главная